Партнери проекту

Анна Завальська

співачка, поет

Андріївський узвіз

Как правило, город, в котором родился, не имеет для тебя той первозданной привлекательности, которую замечают лишь гости или туристы. К городу, в котором ты живешь, интерес со временем угасает, а будни и повседневные дела поглощают остроту впечатлений. Но на подсознательном уровне ты всегда помнишь, что с самого детства твой город воспитывает тебя, прививает чувство прекрасного, даёт силы и энергию, убежище и защиту. И у каждого из нас есть свои особенные места в родном городе. Например, каждый раз у меня едва заметно перехватывает дыхание, как только с улицы Владимирской я поворачиваю на Андреевский спуск…

Это одна из самых древних улиц в Киеве, соединяющая Верхний город с Нижним городом – Подолом, словно высоковольтный электропровод, по которому всегда струится ток жизни, заставляя сердце возбуждённо пульсировать! Эта улица бережёт тайны стольких судеб, помнит невероятные истории личностей, которые жили и работали здесь в разное время. Знаменитые художники, поэты, писатели, музыканты воспевали эту улицу с любовью, увековечивая её в своих бессмертных произведениях искусства (все мы помним, например, легендарный фильм «За двома зайцями» или роман Михаила Булгакова «Белая гвардия»).

Для меня Андреевский спуск всегда был абсолютной концентрацией неординарных творческих людей, отпускающих в воздух флюиды безлимитного вдохновения – лови сколько хочешь! Это наш маленький киевский Монмартр, где ступая по грубой кладке брусчатки, всегда с трепетом проходишь вдоль раскладок с авторскими сувенирами и симпатичными безделушками, с антикварными вещами и раритетами, где всегда так нравится рассматривать холсты художников, выставленные рядами и вереницами под открытым небом, да и просто общаться с «жителями» и завсегдатаями Андреевской улицы.

Мы с сестрой провели четыре прекрасных студенческих года в самом сердце Киева: эстрадно-цирковой колледж в то время находился на Михайловской площади, - поэтому перерывы между парами мы часто проводили на Андреевском. Здесь были наши первые свидания и романтические приключения.

В детстве особенно будоражил мое воображение Замок Ричарда, название которому дал Виктор Некрасов в честь короля Ричарда Львиное Сердце (героя романа Вальтера Скотта «Айвенго»). Его готические очертания всегда рождали литературные аллюзии, и очень хотелось верить, что там внутри водятся призраки. Андреевский спуск имеет свой «сейф памяти» - это «Музей одной улицы», который собрал интереснейшие архивы, приоткрывающие занавес прошлого. И, надо признаться, - это настоящий рай для ретрограда вроде меня!

Но Андреевский спуск, словно старинная шкатулка, хранит в себе и мои собственные драгоценности воспоминаний. Здесь я часто повторяю свои маршруты студенческих лет, возвращаюсь в каждый дорогой сердцу уголок и захожу в любимые арт-кофейни. Андреевский спуск владеет моими секретами из прошлого и надёжно хранит их, словно тайный сообщник. Мои грустные и счастливые истории зашифрованы в кафе «Вернисаж» и la Baguette, в уютном номере отеля «Воздвиженский», в местных крошечных театральных залах, галереях и художественных студиях. В детстве родители часто приводили нас в гости в мастерскую известного украинского художника-монументалиста Анатолия Гайдамаки – хорошего друга нашей семьи, и я до сих пор помню это удивительное творческое пространство, на стенах которого свои автографы оставили величайшие художники, музыканты, писатели… а также маленький кованный балкончик, нависший над улицей, где по выходным всегда кипела праздничная суета.

Помню, как однажды осенью, мне здесь назначил свидание парень, который мне очень нравился. И вот когда мы встретились – пошёл сильный дождь. У нас не было зонтика, и я, к тому же, умудрилась сломать каблук… Пока я пила чай в кафе, глядя из окна на стремительные потоки воды, он, промокая до нитки, искал где-то мастера, чтобы отремонтировать мою обувь… Как это было трепетно и романтично!

Но до сих пор каждый мой визит на Андреевский – это своеобразный творческий эскапизм. Особенно когда осень возвращается в город, окутывая его туманной поволокой, и душа уязвима в поисках вдохновения; когда еще можно сидеть на опустевших летних террасах, укутавшись в теплый плед и сочинять стихи или писать тексты. Я могу бесконечно смотреть, как сумерки тончайшей вуалью опускаются на Андреевский, а во влажном вязком воздухе отчетливо угадывается приближение дождя. Тогда мне хочется, подобно Дориану Грею, скрыв лицо под маской, незаметно прогуляться по одной из самых любимых и мистифицированных киевских улиц в поисках свежих образов. И я всегда знаю, что приходить на Андреевский – это словно заново смотреть любимый старый фильм.